• • • • • • • • • • • • • • • •



Рейтинг форумов Forum-top.ru
накликай себе удачу


ANNA & RILEY & BELLE & BRYCE
• • • • • • • •
Внимание! Вы пересекли границу Аномальной Зоны. Обратного пути уже не будет. Готовы рискнуть всем, что имеете и пройти весь маршрут до заветного финиша? Смелей вперёд! Наш авторский постапокалиптический мир не оставит равнодушным ни одного ценителя антиутопии.
• • • • • • • •
О МИРЕ || FAQ || СЮЖЕТ || АКЦИИ
ГОСТЕВАЯ || ВНЕШНОСТИ || ПРОФЕССИИ
Вверх страницы
Вниз страницы

anomalous zone

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » anomalous zone » Личные эпизоды » его нужно спасти!


его нужно спасти!

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

http://savepic.ru/13706482.gif http://savepic.ru/13755637.gif http://savepic.ru/13699314.gif

действующие лица:
Харли и Брайс
ваше местонахождение:
Чикаго (ЦИЗ ==>> аномальная зона)

время в игре:
27 апреля 2025 года. вечер
пару слов о сюжете:
Читали «Алиса в стране чудес»? Так здесь чем-то похожая история, только вместо Алисы - Харли, а вместо кролика - щенок. И явно ничего хорошего не выйдет, если побежать поздним вечером по направлению к аномальной зоне.

Отредактировано Bryce Sinclair (2017-05-01 18:57:47)

+1

2

Hurts - Miracle
Тренировка, отдых, тренировка. Харли кажется, что она сходит с ума; медленно теряет рассудок и ощущение какой-либо реальности от каждодневного расписания, от почасового контроля и однотипности выполняемых действий; ей кажется, что она маленький домашний робот — один из тех, что дарят богатые родители своим избалованным детям. Запрограммированный на тысячу разных команд, на тысячу различных действий и — казалось бы, какие возможности! — все равно прописанных одним и тем же скриптом. А ЦИЗ, как тот самый ребенок, с интересом играет лишь первые две недели, пробует подступиться с разных сторон и заставляет робота выложиться на полную катушку, устраивая ежечасные проверки по всем показателям: креативность, смышленость и физическая стойкость. И спустя две недели, наигравшись и успокоив свое детское любопытство, выжав из робота все возможное, цепляется своими грязными ручками в одно единственное умение, которое получается лучше всего; вгрызается мертвой хваткой в это преимущество и начинает приказывать роботу делать только его, чтобы довести до мнимого совершенства и хладнокровной отточенности действий.

Харли не везет настолько, что невольно думаешь о том, что ее кто-то проклял. Командующий третьей квест-группы, военный и опытный человек, просиживающий свою законную пенсию в штабе изучения аномальных зон, так и не найдя в молодой девушке особых навыков, с тяжелым сердцем отправил ее познавать азы выживания: как правильно развести костер, как правильно развести костер в непогоду, где найти топливо для костра, где лучше сделать привал, как незаметно скрыться на любой территории — от «разнообразия» тем и уроков к вечеру у Харли кружится голова. Сидя рядом с такими же неудачниками и разбирая напечатанные военные учебники по абзацам, она часто оборачивается к огромному стеклу, отделяющему собранные в одном помещении классы; с завистью поглядывает в сторону тира и комнаты различных единоборств, представляя себя на месте тренирующихся; порой даже прикрывает глаза, воображая свои меткие выстрелы из огромной винтовки — к сожалению, картинки быстро разбиваются о строгий голос преподавателя и вереницу скучного текста о правильности углов у палаток.

Дэвидсон любит вторники и пятницы — единственные дни, когда их класс лузеров вытаскивают из-за учебников и отправляют на мнимое боевое поле; когда заставляют их нарезать круги по стадиону и делать различные физические упражнения на выносливость, чтобы быть в форме. Харли любит наблюдать за опытными бойцами, пробежка по стадиону для которых стала привычнее, чем завтрак; любит следить за тем, как ласково те обращаются с огнестрельным оружием, протирают и чистят его каждый день — в их состав входит и Райли, негласный капитан третьей квест-группы, с которым они успели неплохо поладить. Чувствуя в этом мужчине отчетливое желание двигаться дальше и вести за собой остальных в любой ситуации, Харли с радостью принимает его сторону и старается морально склонить остальных.

Свежий воздух приятно скользит по оголенным плечам, пробегается еле заметной прохладой по вспотевшей после тренировки коже и тут же исчезает в потоке просыпающегося вечернего ветра. Харли делает глубокий вдох, пытаясь восстановить дыхание после поздней пробежки, разминает забитые усталостью ноги и облокачивается на забор, отделяющий стадион от остального комплекса ЦИЗ. Царящее вокруг спокойствие и почти полностью опустившаяся темнота добавляют вечеру толику романтичности, стирают привычный страх перед покровом ночи и прячущейся за ней неизвестностью. Дэвидсон дает себе небольшую поблажку, решая не добегать оставшиеся пятьсот метров, и оставляет их на утреннюю зарядку, такую же добровольную и полезную. Вставать рано для Харли не составляет труда — годы в Африке, годы беспокойных ночей и резких пробуждений ранним утром по первой же необходимости выдвигаться давно лишили ее такого понятия, как «выспаться», а организм, глядя на все это, решительно перестроился на шести, а то и пятичасовой режим сна.

Внимание не сразу цепляется за мельтешащий вдалеке светлый комочек, упорно пляшущий на одном месте змеей — Харли долго фокусирует свой взгляд на точке, долго пытается разобраться в происходящем и испуганно дотрагивается пальцами до губ, когда, наконец, любопытство сменяется пониманием. С виду надежный забор оказывается далеко не крепким и предательски выпускает вырывающегося щенка на волю, бесчувственно помахивая на прощанье своей сеточной рукой — Харли не раздумывая бежит следом, проклиная уставшие ноги за медлительность. Сканирует взглядом территорию стадиона на наличие хотя бы одного военного, но не найдя, грубо отзывается о них в своей голове и в который раз напоминает себе не быть такой же безответственной.

Щенок, запутавшись в веренице припаркованных за стадионом машин, немного теряется и заметно тормозит, позволяя Дэвидсон сократить расстояния хотя бы до десятка метров. Однако как только нога Харли оказывается на асфальте, маленький шкодливый комок шерсти превращает данную беготню в детские догонялки: припадает передними лапами к земле и весело помахивает хвостом, выжидая идеальную секунду, чтобы подразнить девушку и снова пуститься в бег. Бег в сторону виднеющейся аномальной зоны. Харли устало запрокидывает голову к темному небу и, взмолившись богам всех религий и миров, отправляется следом за собачьим хвостом.

+1

3

Как говорят старые и мудрые психологи – все из детства, все проблемы, серьезно. Сейчас я, конечно, все-таки понимаю, почему родители в свое время побоялись отдавать меня в какие-нибудь единоборства, например, в карате или самбо, как это модно. Потому что любые родители руководствуются принципом сохранения своего чада и страхом (куда же без него, верно?), что их милого ангелочка могут там избить сверстники или того хуже – кто постарше. Но тогда бы я сказала своим родителям, которые отдавали нас с пятилетней сестрой в сентябре 3 числа в дождливую погоду на бальные танцы (как сейчас помню этот день), — родители, будьте уверены, что теперь ваших детей будут бить, как только узнают, что они ходят на бальные танцы, причем бить будут дети, которые ходят на единоборства. Да, в свое детство я не раз дралась с мальчишками. Хотя в последние дни, в связи с появлением аномальных зон и зачислением в ЦИЗ, сильно сожалению, что так мало занималась спортом. Ох, а как бы мне пригодились умения по единоборствам!
Причина моего провала, когда военные-инструкторы пытались найти во мне хоть какие-нибудь навыки, проста и до глупости очевидна: я мало тренировалась. И, кроме того, я крайне мало тренировалась. И еще — я действительно крайне мало тренировалась. Это если так, вкратце описать всю сложившуюся ситуацию. Именно поэтому меня запихнули в класс «неудачников», как нас окрестили за спиной камуфляжные. Нас заставляли сидеть часами за книгами, изучая азы выживания в диких условиях. Но что-что, а подобные знания уже давно в моей голове. Несколько правил или иначе законов, которые оказались самыми часто применяемыми на практике. Первый - закон сушки на костре: даже если все время следить за вещами, не отходя ни на минуту от костра, они все равно сгорят. Закон Мерфи (или подлости, как угодно): настоящим туристом стать можно только после того, как удачно сожжешь две пары штанов, не меньше. Поверьте профи.
Второй закон – закон костра. Вечная проблема с дровами и спичками – их нет. А если есть, то только что-то одно. Но если так повезло, что оба предмета имеются, то либо спичка одна или сырая, либо дрова сырые. И мое любимое, как только разжег костер – пошел дождь, прямо-таки классика в своем жанре.
Третий закон – закон Гарсия, в честь моего любимого напарника по археологическим экспедициям. Еды вечно не хватает на все дни похода. А если еда и есть, но точно не на всех людей. В последний день обязательно окажется, что у кого-то была заначка (из которой этот хапуга ел в одиночку), и мы все могли бы спокойно не экономить на продуктах.
И на сегодня последний закон, но не по его значимости – закон рюкзака. Ведь, по сути, так и есть на самом деле. Искусство ходить и выживать в экспедициях в дикую природу определяется умением использовать взятые ненужные вещи вместо забытых нужных. Если знать все эти нехитрые законы, то можно выжить. Как только весь этот апокалипсис закончится, начну писать книги по выживанию, должно получиться.
Помимо зубрежек были еще и веселые дни, вторники и пятницы, когда нас всех собирали в одну большую кучу и гоняли по площадке. Главное во всех этих тренировках – мотивация. Без нее, по сути, ничего делать не будешь, даже если рядом орет какой-нибудь военный (в последнее время это был Райли, хобби у него, наверно, орать на меня. как в былые времена прям), пытаясь заставить отжиматься или бегать по кругу несколько километров. Моя мотивация выглядит примерно так: я представляю себя со стороны, жирную (прямо-таки необъятную), мягкую, и одежда больше похожа на походную палатку. Такая «я» все еще моя ровесница, родились мы с ней в один день, но «она» стала слишком быстро старой и немощной, и я начинаю действительно бояться этой фантазии и, что, если прекращу заниматься на тренировках, «она» догонит меня. Просто сделай это, Брайс, и останешься прежней.
Но не всегда работает. Знаете, после одного такого загруженного физически дня, наступает утро — пора бы выходить на пробежку, поддерживать форму. Я только приподнимаю голову от подушки и тут же обратно кладу ее, укладываясь как можно удобнее в постель, и говорю: «Да все и так сойдет. Завтра побегаю». Знакомо, правда?
Черт... Да все эти тренировки и упражнения целый день сегодня (да и не только) говорят тебе «нет, ты не сможешь», насмехаются над тобой, снова и снова, обзывая тебя слабачкой. Если вы любите носиться по кругу — стадион для Вас! Если вы любите отрывать от ладоней куски кожи — канат в соседнем здании для Вас! Нет ничего прекраснее на свете, чем мозоли на порвавшихся мозолях — это суперсексуально. А упражнения на земле? Не забывайте о них. Кто же не любит приседания, жим лежа, отжимания и всю прочую чепуху. Если любите при всем этом крики военных – точно по адресу, ЦИЗ для Вас!
Благо, все мучения подошли к концу, и я смогу наконец-то заняться нужным делом — обсудить предстоящие вылазки со своей командой. Но первым делом определенно душ, уже даже ощущаю приятную прохладу воды у себя на теле. Пошла в сторону жилых домов, как взгляд упал туда, куда не нужно было. Рядом с оградой маячила Харли. С той самой оградой, которая отделяет парковку машин от виднеющейся впереди аномальной зоны.
— Эй, Харли, — тщетно, после пробежек сил нет, чтобы даже как следует крикнуть. И как назло все военные куда-то вмиг исчезли. Когда нужны защитники — нет на месте, и приходится брать контроль над ситуацией в свои слабые после отжиманий руки. Про ноги вообще заикаться не стоит, еле ими перебираю, но что-то плохое предчувствие (да и совесть, будь она неладна) говорит, что не стоит отпускать Дэвидсон одну. Может, она услышала подозрительные звуки или увидела мародеров, мало ли. Так или иначе, медленно, словно зомби из кино, плетусь следом, элегантно застревая в заборе на несколько мгновений. Надо будет сказать, что здесь дыра. Выбравшись и чертыхаясь в сердцах продолжила нелегкий путь в сторону девушки.
— Дэвидсон! — уже ни в какие ворота, серьезно. Харли стояла слишком близко к зоне, которую запрещалось посещать без военных и своей команды. Не то, чтобы я не нарушаю правил, но если они направлены на защиту моей жизни — дважды подумаю. — Ты, что, черт возьми, здесь делаешь? Пошли отсюда, пока проблемы не упали на ниши и так усталые плечи, — смеркалось слишком быстро, но все еще было светло благодаря уличным фонарям, которые аккурат заканчивались перед входом в аномальную зону.

Отредактировано Bryce Sinclair (2017-05-06 22:33:59)

+1


Вы здесь » anomalous zone » Личные эпизоды » его нужно спасти!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC